«    2015    »
январь
февраль
март
апрель
май
июнь
июль
август
сентябрь
октябрь
ноябрь
декабрь




07 августа 2008

Валерий Бессель: Сервис идет в СНГ вместе с ВИНК

ГК «Интегра» планирует увеличить долю своего присутствия в странах СНГ с нынешних 13% от ежегодной валовой выручки до 25% к 2012 году. Такая стратегия продиктована, во-первых, ожидаемыми в среднесрочной перспективе более высокими, по сравнению с российскими, темпами роста объемов нефтегазодобычи в странах СНГ, а значит – и объемов буровых работ. Во-вторых, постепенным изменением позиции отечественных ВИНК по отношению к СНГ: если несколько лет назад эти страны рассматривались главным образом как источник дешевого углеводородного сырья для перепродажи в Европу, то сегодня они начинают все больше интересовать ВИНК в качестве объекта инвестиционных вложений.

Проникновение российского нефтесервисного бизнеса в страны СНГ представляется целесообразным также в силу известной общности народно-хозяйственного комплекса, созданного еще во времена СССР, который и сегодня способен обеспечить развитию отрасли постсоветского пространства синергетический эффект.

Наконец, если развертывание деятельности западных сервисных компаний на постоветских рынках ограничено в силу ряда факторов субъективного характера, то китайские компании проводят агрессивную политику экспансии. Местные же элиты, опасаясь излишней «китаизации» отрасли, зачастую отказываются от услуг из Поднебесной в пользу российских подрядчиков.

Иными словами, у российской нефтесервисной отрасли на рынках стран СНГ есть будущее. «Интегра» определила для себя несколько перспективных направлений развития бизнеса на этих рынках, среди которых центральное место занимают программы модернизации буровых установок и управление проектами (IPM). Их реализация, по мнению собеседника редакции «Сервиснефтегаза», Валерия БЕССЕЛЯ, вице-президента по продажам ГК «Интегра», способна на порядок повысить эффективность функционирования отрасли в странах СНГ.

Ред.: Валерий Владимирович, в прошлом году «Интегра» объявила об открытии своих представительств в Казахстане, Азербайджане, Узбекистане, Украине и Туркменистане. Какими обстоятельствами продиктован этот стратегический выбор?

В.Б.: Данная стратегия продиктована, прежде всего, ростом добычи нефти и газа в этих странах – как наблюдаемым сегодня, так и заявленным на среднесрочную перспективу национальными планами экономического развития. Прогнозируется, что динамика роста нефтегазодобычи в странах СНГ будет опережать таковую в России.

Соответственно будет происходить и перераспределение объемов нефтесервисных работ в пользу стран СНГ –  с точки зрения метров проходки, КРС, объемов сейсмических работ, работ по обустройству месторождений и т.д. (см. «Объемы добычи и проходка в бурении в странах СНГ»; «Прогноз динамики долевого распределения добычи нефти и газа в СНГ»).

Кроме того, нефтегазовая отрасль т.н. «постсоветского пространства» все еще сохраняет черты целостности, что при грамотном подходе способно дать существенный синергетический эффект для развития отрасли на всей территории СНГ. Этот потенциал сегодня очевиден, и, на мой взгляд, Россия и страны СНГ вскоре должны начать выходить на мировой рынок в качестве единого интегрированного игрока. Тенденция к интеграции заметна уже сегодня, в частности, она проявляется в постепенной трансформации позиций крупнейших добывающих компаний по отношению к странам СНГ.

К примеру, если еще 5-6 лет назад «Газпром» рассматривал Туркмению исключительно как источник дешевого газа, который Россия могла купить и затем продать в Европу, то сегодня эта страна для «Газпрома» становится все более интересной в качестве объекта стратегических инвестиций. А инвестиционные интересы российских добывающих компаний, как известно, служат магистральными ориентирами для построения стратегий развития нефтесервиса.

Ред.: Имея весьма амбициозные планы по наращиванию объемов нефтегазодобычи, страны СНГ в тоже время не располагают собственными мощностями для столь же стремительного увеличения объемов буровых работ. Очевидно, что рост бурового рынка этих стран во многом будет происходить за счет вовлечения не только российских, но и других иностранных игроков. Каких именно?

В.Б.: Действительно, сегодня ни в одной нефтегазодобывающей стране СНГ нет избытка буровых мощностей. Исключением может служить разве что Украина, но и здесь речь идет скорее о потенциальном избытке, учитывая недостаточную эффективность бурения.

Что же касается основных игроков, то, во-первых, в странах СНГ действуют крупные западные сервисные компании, и процесс их экспансии, вероятно, будет продолжаться в дальнейшем. В то же время, рост присутствия западных компаний на рынках СНГ будет ограничивать набирающий обороты процесс огосударствления отрасли в этих странах.

Во-вторых, на рынках СНГ присутствуют азиатские игроки, которые ведут себя по-разному. Так, если корейские и японские компании очень осторожно подходят к выбору проектов в этих странах, то китайские компании, а точнее будет сказать – государство Китай – проводит в этих странах жесткую и агрессивную политику экспансии. Возможно ли российской нефтесервисной компании, пусть даже самой крупной в масштабах страны, успешно конкурировать с Китаем? Вопрос скорее риторический…

Но, как это ни парадоксально, китайский фактор сегодня играет на руку российским компаниям: местные элиты, опасаясь «китаизации» отрасли, зачастую отдают предпочтение российским нефтесервисным подрядчикам.

Ред.: Сегодня многие российские нефтесервисные компании стремятся выйти на рынки стран СНГ. Можно ли говорить о конкуренции между ними за объемы работ?

В.Б.: К сожалению, конкуренция существует, и это обстоятельство мешает России как государству выходить на эти рынки и занимать на них прочные позиции.

В то же время, сегодня начинает выстраиваться определенная линия внешней государственной политики в отношении этих стран, чего не наблюдалось ранее. Это дает надежду, что российские компании перейдут от конфронтации на этих рынках к взаимовыгодному сотрудничеству и формированию рынка – потенциальный объем нефтесервисных работ такую возможность дает.

Ред.: Как складывается ситуация со стоимостью нефтесервисных работ различных игроков на рынках стран СНГ?

В.Б.: Самой высокой на этих рынках остается стоимость сервиса западных компаний – как по причине более высокого качества работ, так и в силу гипертрофированной управленческой составляющей в их себестоимости. Вместе с тем сегодня хорошо видна тенденция к нивелированию стоимости нефтесервиса западных и российских компаний под влиянием рыночных механизмов.

Китайские же компании, в отличие от российских и западных, имеют возможность использовать демпинг – за счет поддержки, оказываемой государством.

Ред.: В этом году «Интегра» предложила туркменским властям реализовать программу модернизации бурового оборудования. Следует ли считать эту программу альтернативой закупке новых буровых станков?

В.Б.: Я бы сказал, что на сегодняшний день у программы модернизации бурового оборудования в Туркмении альтернатив нет. К 2015 году эта страна планирует утроить объем добычи нефти, а к 2030 году увеличить его более чем в 10 раз по сравнению с уровнем 2007 года (см. «Прогноз добычи нефти и газа в Туркменистане»). Изношенность же парка буровых станков достигает 95%, средний возраст бурового станка составляет более 20-ти лет.). Изношенность же парка буровых станков достигает 95%, средний возраст бурового станка составляет более 20-ти лет.

Замена парка буровых станков в Туркменистане (более 110 единиц) потребовала бы, по самым скромным подсчетам, единовременного вложения $3–4 млрд, а таким объемом «свободных» финансовых ресурсов отрасль в стране на сегодняшний день не располагает.

Но, если даже допустить, что Туркмения примет решение о замене парка буровых установок, то встанет вопрос о том, какая страна способна обеспечить такую программу в приемлемые сроки? Согласно нашим оценкам, Россия через несколько лет сможет выйти на производство 40 тяжелых буровых станков в год. Это означает, что в течение трех лет, не выполняя никаких других заказов, наша страна должна будет производить буровые установки только для Туркмении. Такую ситуацию представить вряд ли возможно. Конечно, обновить парк бурового оборудования Туркмении в более сжатые сроки способен Китай, но здесь мы вновь упираемся в опасность «китаизации» страны…

Модернизация же парка установок позволяет внедрить новейшие технологии и увеличить эффективность бурения при экономии средств (см. «Обновление парка буровых установок: модернизация или приобретение новых?»). Так, модернизация одного бурового станка в среднем стоит $3–5 млн, а с установкой системы верхнего привода и системы очистки бурового раствора – до $15 млн.Так, модернизация одного бурового станка в среднем стоит $3–5 млн, а с установкой системы верхнего привода и системы очистки бурового раствора – до $15 млн.

Программа модернизации позволит постепенно увеличивать объемы буровых работ, наращивать добычу нефти и газа, накапливать финансовые ресурсы и, таким образом, формировать необходимую базу для плановой закупки новых станков. Дополнительным аргументом в пользу реализации программы может служить то обстоятельство, что порядка 90% всех действующих сегодня буровых установок в Туркмении – это станки производства советского завода «Уралмаш».

В течение 1984–1992 годы «Уралмаш» поставил в Туркменистан 33 тяжелые буровые установки (в основном 3Д-76), после чего поставки прекратились. Начиная с 2000 года было поставлено еще 22 НБО-Д (ЗД-76). На сегодняшний день Туркмения располагает площадками, где может быть налажена модернизация бурового оборудования и я уверен, что мы сможем успешно реализовать эту программу.

Ред.: Одним из перспективных направлений бизнеса руководство компании часто называет управление проектами (IPM). На сегодняшний день компания уже имеет опыт реализации IPM на Украине. Планируется ли реализация подобных проектов в других странах СНГ?

В.Б.: На наш взгляд, направление IPM в странах СНГ имеет большое будущее, поскольку позволяет минимизировать затраты заказчика и существенно повысить эффективность нефтесервисных работ, которая в этих странах традиционно низкая. Так, при средней по Украине коммерческой скорости бурения около 300 метров на станок в месяц, посредством IPM нам удалось для заказчика – компании Cadogan Petroleum – поднять этот показатель до 900 метров в месяц на станок.

В ближайшее время мы рассчитываем начать управление бурением скважин в Туркменистане. По нашим оценкам, это даст возможность в разы увеличить эффективность буровых работ.

В свою очередь, одним из факторов для повышения эффективности проектов IPM и нефтесервисных работ как таковых мы считаем совместное предприятие ГК «Интегра» и Smith International Inc., созданное для предоставления нефтесервисных услуг с применением новейших технологий и технических решений в России и странах СНГ.

Ред.: Каковы интересы «Интегры» на нефтегазовом рынке Азербайджана?

В.Б.: Мы рассматриваем азербайджанский рынок как весьма перспективный по всему спектру возможного сотрудничества в нефтесервисной и машиностроительной сферах. В 2007 году «Тюменнефтегеофизика» реализовала совместный проект с ГНКАР, в ходе которого была проведена детальная 2D и 3D сейсморазведка на месторождениях, разрабатываемых компанией Gobustan Operating Company. В будущем «Интегра» рассчитывает наладить взаимовыгодное сотрудничество с ГНКАР в области бурения, сейсмики, скважинных технологий. В перспективе мы хотели бы участвовать в программе модернизации парка буровых станков Азербайджана, но за этот рынок еще предстоит бороться.

Кроме того, интерес для нас представляет партнерство в области подготовки кадров и обмена опытом с представителями старейшей в мире бакинской школы инженеров-нефтяников. Мы рассматриваем Азербайджан как источник кадров очень высокой квалификации, которые наша компания может использовать в своих проектах – как российских, так и зарубежных. Особую ценность, безусловно, представляет опыт бурения на шельфе.

В то же время нефтегазовый рынок Азербайджана, по моему личному мнению, сегодня сильно переоценен, поэтому к оценкам возможностей российского сервиса здесь следует относиться очень осторожно. Надо принимать во внимание и то, что Азербайджан усиливает свои позиции в СРП, а ГНКАР начинает самостоятельно осуществлять морские проекты, что усложняет вхождение иностранных игроков на национальный рынок.

Ред.: В целом, насколько масштабным вам видится дальнейшее развитие деятельности компании на рынках СНГ?

В.Б.: Судите сами: если еще в 2007 году доля стран СНГ в валовой выручке «Интегры» составляла всего 7%, то в 2008 году эта цифра выросла уже до 13%. К 2012 году планируется довести этот показатель до 25%.

Объемы добычи и проходка в бурении в странах СНГ, 2006 год
Страна Добыча нефти (млн т) Добыча газа (млрд м³) Проходка в бурении (тыс м)

Казахстан 64,7 25,6 1 215,5

Азербайджан 32,3 6,8 151,4

Туркменистан 8,55 65,1 455

Узбекистан 5,4 55,6 450

Украина 4,5 20,8 434,2

СНГ (без России) 115,45 173,9 2 706,1

Россия 480,5 656 12 304,9

% СНГ / Россия 24% 27% 22%
Источник: FSU Oil and Gas Statistic Yearbook, RPI, 2007; МИНТОП №1 2007, ЦДУ ТЭК

Прогноз динамики долевого распределения добычи нефти и газа в СНГ
  2006 2030

Россия, % Другие страны СНГ, % Россия, % Другие страны СНГ, %

Добыча нефти 76 24 51 49

Добыча газа 73 27 57 43
Источник: ЦДУ ТЭК

Прогноз добычи нефти и газа в Туркменистане
  2007 2015 2020 2030

Добыча нефти (млн тонн) 10 30 50 110

Добыча газа (млрд м³) 72 160 175 260
Источник: Министерство нефтегазовой промышленности и минеральных ресурсов Туркменистана (по данным на март 2008 года)

Обновление парка буровых установок: модернизация или приобретение новых?
Качество Современная высококачественная БУ, оснащенная СВП, импортной системой очистки, дизель-электростанцией, системой контроля.   Комплектация современным высококачественным оборудованием российского и западного производства

Сроки производства 1-2 года 4-8 месяцев

Адаптация под нужды Заказчика умеренная полная

Диагностика оборудования нет да
Источник: ГК «Интегра»