«    2015    »
январь
февраль
март
апрель
май
июнь
июль
август
сентябрь
октябрь
ноябрь
декабрь




03 июня 2008

Лев Гольденберг: «Цивилизованная сервисная компания не будет снижать стоимость услуг за удовольствие работать на заказчика с долгосрочной перспективой»


2007 год стал непростым периодом для нефтесервисных компаний – в отдельных сегментах рынка наметились тенденции перепроизводства, рентабельность подрядчиков была подвергнута испытанием ростом цен на смежных рынках. О своих рецептах решения актуальных проблем, а также о текущей ситуации и перспективах рынка бурения, капитального ремонта скважин и IPM (integrated project management) «Нефтесервису» рассказал Лев Гольденберг, исполнительный вице-президент ГК «Интегра» по бурению, КРС и интегрированному управлению проектами.
«Нефтесервис»: Важнейшей тенденцией российского нефтесервисного рынка эксперты считают опережающий (по сравнению с инфляцией и ценами на буровые и ремонтные услуги) рост себестоимости сервисных компаний – из-за роста цен на оборудование, транспорт, электроэнергию, топливо и т.д. Насколько актуальна эта проблема для «Интегры»? Предпринимаются ли «защитные» меры?

- Проблема для нас более чем актуальна. Повышение стоимости материалов и субподрядных услуг, используемых сервисными компаниями для выполнения работ по бурению и капитальному ремонту скважин значительно опережает рост цен, который нефтесервисные компании могут защитить перед заказчиком.

Например, стоимость дизтоплива увеличилась в прошлом году на 35%, металла – на 50%, цемента – на 80%. Рост наших расценок по итогам года составил в среднем лишь 12-15%. Безусловно, такие диспропорции отражаются на рентабельности всех сервисных компаний, работающих на российском рынке. При этом, согласно имеющимся прогнозам, рост цен на товары, которые мы закупаем для выполнения буровых и ремонтных работ продолжится. В частности, увеличение цен на металл по итогам 2008 года ожидается на уровне 50%.

В нашей компании реализуется комплекс мер, направленных на ограничение роста себестоимости, а также на работу с заказчиками по компенсирующему повышению контрактных цен.

Важнейшим инструментом ограничения роста себестоимости, используемым «Интегрой», являются долгосрочные договора с поставщиками. При этом мы не работаем с посредниками, а заключаем договора непосредственно с производителями, что надо признать, не очень просто в российских условиях. Кроме того, мы стараемся делать предоплату за материалы на год вперед. Если мы начинаем проект, который связан с необходимостью закупок значительного количества материалов и реализация которого требует длительного времени (например, проект по бурению большого куста скважин на Юрхаровском месторождении в течение 1,5-2 лет), то мы стараемся завезти все материалы в самом начале работ и, таким образом, гарантировать себе сохранение цены материала в проектный период. Реализация вышеприведенных мер позволила нам снизить зависимость от роста цен поставщиков и «удержать» рентабельность.

В некоторых долгосрочных договорах с заказчиками нам удается зафиксировать возможность компенсации роста цен на материалы и услуги. Но и здесь имеются значительные ограничения. Как правило, компенсация не может превышать официального уровня инфляции. Более того, заказчики стараются ориентироваться на инфляцию того региона, в котором ведутся работы. А инфляция в регионах может быть ниже, чем в целом по России. Так, например, было в прошлом году в ХМАО-Югра.

Должен заметить, что в этом контексте российский рынок услуг для нефтегазового комплекса сильно отличается от мирового. Российский заказчик живет как бы в «независимом режиме» и иногда не принимает во внимание, насколько значительно меняются цены на производимые им нефть и газ, которые затем в виде продуктов переработки перепродаются им же сервисным компаниям. Зарабатывая сверхприбыль на продаже растущих в цене энергоресурсах, заказчик пытается сохранить неизменными цены на сервисные услуги.

Это касается и ориентации заказчика на уровень официальной инфляции. С учетом роста цен на закупаемые материалы и услуги, а также необходимости мотивации персонала, сервисным подрядчикам очень сложно уложиться в официальные показатели. При уровне инфляции в стране по данным 2007 года в 12,3%, для компенсации усилий нашего персонала и сохранения их жизненного уровня необходимо поднимать заработную плату, как минимум, на 10-15%.

Очевидно, что в области ценообразования и себестоимости услуг подрядчиков есть определенные проблемы, связанные с состоянием сервисного рынка в целом. Точнее – с отношением заказчиков к данному вопросу.
«Нефтесервис»: По видимому рыночные условия, уровень конкуренции среди подрядчиков позволяют заказчику «закрыть глаза» на проблемы подрядчиков?

- В основном, да, и связано это с появлением на буровом рынке новых компаний. Вошедшие на рынок сервисные компании демпингуют для того, чтобы занять свою нишу. Заказчик прекрасно понимает, что та относительно низкая цена, которую он получает от новых компаний – это «разовый шприц». Как только новый подрядчик зайдет на рынок, завоюет свое место, цена придет к тому уровню, в тот диапазон, которому она должна объективно соответствовать. Ни одна цивилизованная сервисная компания не будет снижать стоимость услуг для  нефтяной компании за удовольствие на нее работать в долгосрочной перспективе. Мы все присутствуем на рынке, чтобы эффективной работой приносить прибыль акционерам своих компаний.
«Нефтесервис»: Приводит ли к насыщению рынка и снижению общего уровня цен, приход на рынок новых игроков, с новым оборудованием, а также обновление парка буровых в действующих компаниях и в сервисных подразделениях ВИНК?

- Не уверен. Потому что люди, которые сегодня инвестируют в сервисный бизнес, не получают деньги «в подарок» – они несут затраты по возвращению заемного капитала. Инвестиции в буровой бизнес носят долгосрочный характер – нет возможности купить станок за $15-20 млн и вернуть эти деньги инвесторам в течение двух-трех лет.

Кроме того, большинство «новых» игроков, по сути, не новые. Как правило, основу команд «новых» компаний составляют «старые» опытные российские буровики, которые хорошо знают рынок. Да и создание новых компаний еще не означает наличие нового оборудования, о котором Вы говорите. Те же самые новые компании работают на старом оборудовании. Выход новых игроков ведет, прежде всего, не к снижению или повышению цены, а к ужесточению конкуренции.

Более того, увеличение парка нового оборудования не является единственным и главным условием для насыщения рынка. По моему мнению, основным препятствием для наращивания буровых мощностей в настоящее время является нехватка квалифицированного персонала. Допустим, выходит на российский рынок новая компания, привозит с собой 50 станков. А где взять 50 новых бригад, кто их обучил, кто воспитал? Для обеспечения такого парка оборудования квалифицированным персоналом путем «деления и почкования» может быть создано 10-15 новых бригад, а за 35-40 бригад развернется борьба между сервисными компаниями. Это не приведет к повышению или снижению цены для заказчиков. Это приведет к снижению рентабельности существующих сервисов, потому что для сохранения и/или привлечения квалифицированных буровиков нам придется заплатить дороже.

«Нефтесервис»: Кадровая составляющая признается «узким местом» практически всеми участниками рынка…

- Да, это самая большая проблема бурового рынка на сегодняшний день. Спрос на услуги может быть огромным, но существует человеческий ресурс, который способен этот спрос удовлетворить. Или не удовлетворить.

Создание бригады – кропотливый, трудоемкий процесс, требующий привлечения целого ряда специалистов и специализированных центров обучения. Да, существует такой способ быстрого «выращивания» бригады как «почкование» – из действующей бригады можно выделить сильную часть и доукомплектовать ее теми, кто желает поработать, так сказать «персоналом с улицы». Кто-то приживется, кто-то уйдет, и через полгода-год мы возможно получим работоспособную бригаду. Но за этот год эта самая бригада, как бы ее ни контролировали, наделает кучу ошибок, за которые расплачиваться в итоге будет сервисная компания. Порою эти ошибки стоят сервисной компании своей репутации, завоеванной не одним годом работы в бурении.

По моим оценкам, для преодоления «кризиса со специалистами», который образовался в нефтяной промышленности России в период после распада Союза, потребуется не менее 5-7 лет.

«Нефтесервис»: После того, как «кадровый ресурс» будет восполнен, может ли на буровом рынке повториться ситуация перепроизводства и снижения цен, которая сложилась на рынке ГРП и цементирования?

- Вполне, но не в ближайшей перспективе. При этом я считаю, что в таких условиях более «старым» игрокам на рынке выжить будет легче, чем новым. Почему? Потому что, имея совершенно новый парк оборудования, для того, чтобы оно нормально работало и возвращало то, что в него вложено, нужны достаточно высокие цены.

Должен заметить, что перенасыщению рынка, о котором Вы говорите, препятствует также ограниченность возможностей по производству буровых как в РФ, так в мире в целом. Сегодня все мощности, которые занимаются производством бурового оборудования, работают на 100% своих возможностей. Насытить и, тем более, пресытить рынок заводы в настоящее время не могут. Срок производства станка, который сервисная компания сегодня закажет, например, даже в Китае составит около года. Примерно столько же времени буровая строится на заводе «Уралмаш-буровое оборудование», входящем в структуру Группу «Интегра». На Западе – около полутора лет.

«Нефтесервис»: В Китае некоторым удается получить станок за 9 месяцев…

- Смотря, что вы покупаете. Если вся оснастка станка китайская, тогда, возможно, и 9 месяцев. Если вы хотите оснастить станок первоклассным оборудованием, то его комплектующие будут делаться минимум год.

Мы и сами на сегодня рассматриваем возможность закупки буровых станков в Китае со сроком поставки в пределах 7-8 месяцев. Но это не значит, что они способны в массовом порядке выпускать станки за такой срок. Часть оснастки станков, которые нам китайские производители, возможно, будут поставлять, мы взяли на себя – покупаем оборудование, везем в Китай, где его устанавливают и отдают нам собранный станок. Китайские производители не могут купить необходимое оборудование с поставкой раньше, чем через год, а мы можем т.к. имеем долгосрочные, хорошие связи с некоторыми производителями требуемого оборудования.

«Нефтесервис»: Расскажите, пожалуйста, подробней о планах компании по закупке нового оборудования в Китае? Будет ли в них российская составляющая?

- На сегодняшний день могу сказать лишь, что в Китае мы планируем закупить до 6 мобильных буровых установок со сроком поставки в 2008-2009 году. Доля российского оборудования в них может составить до 20%.

«Нефтесервис»: Планируется ли модернизация действующего бурового парка «Интегры»?

- Да, силами «Интегра-Машсервис», сервисного подразделения блока машиностроения Группы «Интегра» мы планируем реализовать программу модернизации, рассчитанную, как минимум, на три года. За этот период будет модернизировано до 30% действующего парка.

«Нефтесервис»: Осенью 2007 года «Интегра» сократила свое присутствие в Восточной Сибири (число действующих буровых станков было снижено с 7 до 5), при этом ранее данный регион рассматривался компанией в числе самых перспективных. С чем это связано?

- Это связано, в первую очередь, с тем, что один из основных наших заказчиков в Восточной Сибири – компания «РУСИА Петролеум» – прекратила свои операции в связи со сменой акционеров. Однако мы быстро нашли нового заказчика, в которым недавно был подписан новый договор по работе в Восточной Сибири. В настоящее время мы бурим для них двумя станками. Один станок работает также на компанию КАДАНефтеГаз.

К концу 2008 года мы рассчитываем увеличить количество работающих станков в Восточной Сибири до 7-8 единиц. Два станка уже доставлены в регион и один из них уже бурит.

«Нефтесервис»: Каких целевых производственных показателей компания планирует достичь в секторе бурения - объема проходки, доли рынка?

- В связи с тем, что часть наших станков работает на третью сторону по суточной ставке, метры проходки для нас не являются основным показателем для оценки объема буровых работ. Мы используем показатель производительного времени, т.е. времени, оплачиваемого заказчиком. Метры остаются актуальными для компании при оценке эффективности производства, но не на всех проектах.

«Нефтесервис»: В 2007 году «Интегра» более чем в два раза увеличила свои мощности в секторе капремонта скважин, купив ЗАО «Обьнефтеремонт». Каким Вы видите магистральное развитие рынка КРС?

- Рынок ремонта скважин я бы разделил на две части. Одна часть – это капитальный и подземный ремонт скважин. Вторая часть – капитальный ремонт скважин путем бурения боковых стволов.

Что касается первого сегмента, то этот бизнес, на мой взгляд, будет всегда. На сегодняшний день разведка полезных ископаемых отстает от спроса на нефть. Восполнять недостающий продукт нефтяные компании могут только путем максимального задействования скважин, имеющихся на их балансе. И здесь предприятия, которые занимаются капитальным ремонтом скважин, могут оказать нефтяникам неоценимую помощь. Это большой, активно растущий сегмент, потому что скважины, выходящие из бурения, через определенный промежуток времени также встают на ремонт. Основной фонд действующих скважин – скважины, работающие на механизированном способе добычи, а любой механизм, требует обслуживания, периодической замены. Сделать это без установок капитального ремонта скважин просто не возможно! Перспективы здесь очень большие.

В сегменте бурения боковых стволов на самом деле еще больше перспектив. Это самый прогрессивный метод получения дополнительной добычи и увеличения добычи из существующих скважин.

«Нефтесервис»: Существует мнение, что повышение качества капитального ремонта сокращает рынок за счет того, что увеличивается межремонтный период. Вы разделяете это опасение?

- Повышение качества ремонтных работ действительно ведет к повышению межремонтного периода. Но дело в том, что бездействующий фонд сегодня настолько велик, что угрозы нашему бизнесу со стороны повышения качества ремонта я не вижу. Наоборот, если мы докажем заказчику, что надо работать с лучшим качеством, и за это платить большую цену, а не ту, которая платится сегодня, я думаю, что наша жизнь значительно облегчится.

«Нефтесервис»: Какие могут быть темпы роста рынка капитального ремонта?

- Эти показатели непросто оценить, т.к. они зависят от стратегии наших заказчиков. Им легче судить о будущем этого рынка, потому что именно они определяют стратегию добычи, и, в частности, как они будут приращивать свою добычу: за счет существующего фонда скважин, или за счет новых скважин. По моим оценкам, ежегодно этот бизнес будет расти  как минимум на 8-10% в течении следующих 5-7 лет.

«Нефтесервис»: Каковы Ваши планы в отношении роста доли на рынке IPM?

- Управление проектом - уникальная, не массовая услуга, и оценить, какова  доля рынка на сегодня у нас, какая у наших конкурентов я бы не стал, поскольку вижу в России только одного реального конкурента.

А перспективы в России у этого сектора весьма широки. Российский заказчик сегодня, в основном, имеет недостаточно квалифицированных людских ресурсов, чтобы управлять процессами развития месторождения с точки зрения подготовки к добыче, и услуги IPM, соответственно пользуются высоким спросом. Исключение из этого правила составляет, пожалуй, только компания ТНК-ВР, создавшая внутри себя аппарат, который может самостоятельно выбирать оптимальные методики и технологии, организовывать работу подрядчиков, а не отдавать заказы с выполнением «под ключ». Работать по суточной ставке для заказчика в конечном итоге это гораздо дешевле и эффективнее.

Кроме того, в нефтяной бизнес почти каждый день входят новые компании, инвестиционные группы, которые нуждаются в квалифицированной организации сервисных работ. И даже большие компании, имеющие достаточный штат высококвалифицированных инженеров, такие как Shell, когда идут на проекты в новых регионах предпочитают нанимать сервисные компании на IPM-подряд. Shell в частности для работы в Западной Сибири нанял «Смит Продакшн Технолоджи», которая входит в «Интегру» для управления проектом, поскольку у нас есть необходимая для этого экспертиза.

«Нефтесервис»: В марте этого года было анонсировано создание СП со Smith International по оказанию услуг на базе оборудования и персонала «Интегры». Будет ли покупателем продукции СП курируемый Вами блок?

-Да. Более того думаю, на начальном этапе наши подразделения станут одним из главных двигателей развития этого начинания. Мы будем первыми заказчиками современного ловильного оборудования, которое будет поставляться совместным предприятием.

Между тем, основная цель СП – это не сервисы для нужд «Интегры». Предприятие планирует стать независимой компанией и оперировать на всей территории России, где в настоящее время есть существенные проблемы с ловильным и аварийным инструментом. В России не хватает парка соответствующего оборудования, не хватает квалифицированных услуг с использованием данного оборудования, а также услуг по его обслуживанию.

Интервью подготовил Сергей Чернышов