«    2007    »
январь
февраль
март
апрель
май
июнь




02 июля 2007

Качественный сервис за отведенный бюджет

Группа компаний «Интегра», являющаяся одним из ведущих участников рынка нефтесервисов в России и СНГ, в настоящее время позиционирует себя в средне-технологическом секторе оказания услуг.
Одним из крупнейших достижений Группы «Интегра» в 2006 году стала сделка по слиянию со «Смит Евразией», имеющей десятилетний опыт работы в high-tech сегменте, репутацию авторитетной сервисной компании и широкую клиентуру.
Руководство «Интегры» считает «Смит Евразию» своеобразным «движком», который позволяет Группе конкурировать с такими западными сервисными компаниями – Baker Huges, Halliburton, Schlumberger в отдельных областях высокотехнологичных сервисов. На многих региональных рынках «Интегра» в секторе высокотехнологичных сервисных услуг «Интегра» становится значимым игроком, а не некоторых даже потеснила конкурентов.
Представляем интервью о high-tech проектах Группы «Интегра», которые реализуются специалистами «Смит Евразии». В беседе участвуют Директор департамента IPM и супервайзинга  Дамир Туктаров и Директор по развитию бизнеса блока КРС, бурения и IPM Группы «Смит Евразия» Сергей Шандин.

Ред.: Дамир Хатипович, давайте начнем наш разговор с того, какие же именно технологии, в том числе и в области «хай-тек», принес с собой на отечественный сервисный рынок, образовавшийся тандем «Интегры» и Smith Eurasia?
Д.Т.: Прежде всего, в результате такого тандема на нефтяном рынке России появилась «самодостаточная» сервисная компания с новой идеологией оказания услуг.
Наверное, за первые полгода образовавшегося тандема «Интегры» и «Смит Евразия» говорить о принесенных результатах рановато. В настоящий момент идет кропотливая работа по структурированию внутренних сервисов, внедрению стандартизации, экономическому и стратегическому моделированию процессов.

Ред.: А не окажутся ли хай-тек услуги на российском сервисном рынке менее востребованными по сравнению с «традиционными»?
Д.Т.: По данным Douglas-Westwood, общий рынок бурения, нефтепромысловых сервисов и сопутствующего рынка по производству оборудования и буровых установок поднимется с настоящего уровня, оцениваемого в $11,8 млрд по $ 24,8 млрд к 2011 году; то есть в процентном отношении увеличение составит около 110%.
На рынке хватает места компаниям, оказывающим услуги «в однодневном» формате, так называемом «традиционном», мы же стремимся к долгосрочным проектам. Чтобы получить такие контракты нужно действительно заинтересовать заказчика, пояснить те преимущества, которые он приобретет от IPM-проектов (integrated project management, или интегрированное управление проектами).
Главное преимущество, на наш взгляд, это то, что заказчик получает качественный продукт в намеченный срок, без выполнения трудоемкой рутинной работы самим заказчиком и в рамках отпущенного бюджета. Предложить наиболее выгодные условия, обосновать применение технологических решений, предложить иную, более эффективную стратегию управления – задача группы IPM.
Приятно осознавать, что и количество прогрессивных заказчиков растет. Законы рынка неумолимы, каждый потребитель должен найти товар (услугу) соответствующую своим требованиям и, скорее всего, «кошельку».

Ред.: Сергей Петрович, для российского рынка IPM  пока еще является «экзотикой». Хотелось бы понять, в чем суть IPM-проектов, какова их специфика, существуют ли риски? В чем преимущества IPM-проектов и какая у них есть альтернатива?
С.Ш.: Преимущества интегрированного управления проектами для заказчика - это их прозрачность, управляемость, прогнозируемость.
Немаловажным преимуществом также является возможность корректировать проект, вносить технические и технологические изменения (новации) в процессе работы. Следует отметить, что IPM дает возможность заказчику, не занимаясь рутиной и не создавая громоздкий руководящий аппарат, «держать руку на пульсе» проекта, знать все особенности скважины,  участвовать в ежедневном контроле и корректировании программы строительства. Это важный фактор для заказчика, поскольку именно он является «хозяином» скважины и принимает дальнейшие решения в процессе ее эксплуатации. 
Тем не менее, специфика российского рынка такова, что более 90% контрактов, сегодня заключается на условиях «под ключ». Понимая, что для изменения менталитета заказчика необходимо время, наша компания идет навстречу требованиям рынка и предлагает свое понимание «ключа». Главное его отличие от сформировавшегося представления на рынке – это привлечение профессиональных специализированных сервисов, для выполнения задач на более высоком уровне.

Ред.: И насколько успешно специалисты «Смит Евразии» справляются с подобными проектами? Ведь наверняка похожих проектов нет…
С.Ш.: Действительно, как в рамках сервисной компании, так и на нескольких проектах одного заказчика специфика управления может отличаться кардинально. Связано это с тем, что каждый IPM проект индивидуален и зависит от целей и задач поставленных заказчиком. В настоящее время на отечественном рынке нефтесервисных услуг ряд компаний выступают как IPM-операторы.
Однако идеология почти всех представленных на рынке управляющих компаний сводится к комплексному, а не интегрированному подходу к управлению проектом. Традиционно компания, специализирующаяся на отдельных сервисах берет на себя функцию управления проектом, привлекая для выполнения работ соисполнителей. Как бы доукомплектовывая себя недостающими сервисами, но при этом обязательно используя сервисы имеющиеся в своем составе, как безальтернативные. Такая концепция мало отличается от «ключа».
Идея интегрированного управления проектом, как ее видит наша компания, основывается на разработке проекта от проектно-сметной документации до ввода скважину в эксплуатацию. Менеджмент группы IPM детально разрабатывает стратегию и тактику выполнения проектом, ставя целью достижение поставленных заказчиком  задач в запланированный срок с максимальной эффективностью и в рамках отведенного бюджета, при этом привлекая внутренние сервисы на конкурентной основе.
Приобретенный опыт работы «Смит Евразии» в различных регионах России и странах СНГ позволяет нам утверждать, - сколь самоуверенно бы это не звучало, - что мы можем взяться за реализацию сколь угодно амбициозных проектов. Причем специфика IPM, позволяет заказчику контролировать выполнение программы на любом этапе в связке «Заказчик – Управляющая компания – Исполнители», проект прозрачен на всех уровнях, для заказчика открыты все контракты и ценовые предложения. Кстати, в случае если заказчик является публичной компанией, то такая схема реализации проектов является очень удобной, т.к абсолютно прозрачна.

Ред.: Каков опыт «Смит Евразии» в выполнении IPM-проектов: в течение, какого срока компания выполняет подобные работы, с какими заказчиками были совместно выполнены такие проекты, в чем была их специфика? Какие контракты IPM выполняются сейчас? Какие планируются к заключению?
С.Ш.: ГК «Смит Евразия», начиная с 1996г успешно выполняет IPM-проекты для нефтегазодобывающих компаний СНГ и РФ.  Впервые несколько крупномасштабных IPM проектов было реализовано в Казахстане. Эти проекты включали в себя весь комплекс работ по бурению скважин от проектирования до получения и экспорта первой нефти.
Среди выполненных на сегодняшний день проектов следует отметить совместные проекты FIOC  и «Мангыстаумунайгаз». Не менее интересен проект бурения сверхглубокой скважины для компании «Узбекнефтегаз», долгосрочные проекты с «ЛУКОЙЛ Узбекистан Оперейтинг Компании» и «ЛУКОЙЛ Оверсиз» в области обеспечения контроля качества строительства скважин. Успешно завершены такие разные по структуре и сложности IPM-проекты, как бурение глубоких скважин в Калмыкии, проекты для НГК «Итера», НК «Татнефть» ОАО «Калмнефтегаз».
Сегодняшние IPM-проекты не менее масштабны. В рамках проекта бурения эксплуатационных скважин на Ванкорском месторождении («Роснефть/Ванкорнефть»), необходимо сдать более 30-ти объектов. Работы выполняются четырьмя современными буровыми установками. Сообщение с Большой Землей возможно только вертолетным транспортом либо «зимником» протяженностью более 200 км, действующим в году только четыре месяца.
Уникален по своей технологии, IPM-проект на бурение скважин со сложной конструкцией и  горизонтальными участками более 1000 метров на Юрхаровском месторождении. Для выполнения этого проекта были изготовлены две буровые установки грузоподъемностью 320 тн, укомплектованные современным оборудованием, системой Top Drive, гидравлическими приводными ключами, системами очистки для работы с растворами на углеводородной основе и блоком ФСУ.

Ред.: Насколько нам известно, еще одним «экзотическим» для России направлением вашей работы является супервайзинг? Расскажите, пожалуйста, про это направление.
Д.Т.: Актуальный вопрос! Рынок супервайзинга в России находится в зачаточном состоянии. Тот супервайзинг, что сформировался в российских нефтяных компаниях, действует по вполне понятной в России и абсолютно чуждой для остального нефтяного мира процедуре, конечно же, с элементами нашей ментальности.
Если попытаться коротко сформулировать процедуру: «поймать, уличить, оштрафовать!», т.е. перенести это в реалии нашей жизни это наше ГАИ (Госавтоинспекция).
Супервайзер компании «Смит Евразия» - это своего рода начальник буровой, он заинтересован в спланированной (прогнозируемой), безостановочной работе объекта. Это звено одной цепи как во взаимоотношениях с задействованными сервисами, так и во взаимоотношениях с заказчиком. Его задача предупредить, спрогнозировать нестандартные ситуации, приложить все усилия для сокращения непроизводительного времени, максимально эффективно управлять всеми затратными механизмами (ресурсами).
Конечно, чтобы отвечать всем этим требованиям, нужны профессионалы, имеющие опыт работы в различных регионах, прошедшие профессиональную подготовку и обладающие качествами лидера. Кроме того, один супервайзер, каким бы он ни был профессионалом, не в состоянии решить все проблемы, возникающие в процессе строительства. Нужна слаженная работа группы инженерной и логистической поддержки. С этим связана и стоимость услуг, понятно, что такой сервис не может быть дешевым, но тем не менее он себя экономически оправдывает полностью.

Ред.: Каково ваше экспертное мнение: возможен ли такой сценарий развития рынка нефтесервисов, при котором наши нефтяники и газовики сделают ставку на собственные силы? Как-никак среди крупнейших отечественных нефтегазовых холдингов от своих «обычных» сервисных подразделений избавились многие, а вот различные наукоемкие и высокотехнологичные структуры берегут, и даже напротив, активно развивают...
Д.Т.: Можно дать однозначный прогноз, что «собственные» сервисы в некоторых нефтяных компаниях будут сохраняться  - где-то главную роль сыграет экономика, где-то менталитет топ-менеджмента нефтяной компании.
Одновременно будут востребованы, а следовательно и будут развиваться, независимые сервисные компании. По нашей оценке, процесс аутсорсинга будут проводить большинство нефтяных и сервисных компаний. Потребность в наращивании добычи УВС, и экономия затрат на содержание сервисной группы, в конечном счете, заставляет компаний-операторов привлекать сторонний сервис, который будет развиваться, совершенствоваться и включать в себя новые технологические разработки и новационную технику. На рынке нефтесервиса, среди компаний появится здоровая конкурентная борьба  за качество, сроки, цену. И мы это приветствуем.

Ред.: Обрисуйте, пожалуйста, о каких-то наиболее интересных конкретных примерах работы по тем направлениям, о которых сегодня шел разговор, вы можете рассказать нашим читателям?
С.Ш.: Показательный пример успешного сотрудничества с НГК «Итера», проект бурения глубокой разведочной скважины Приютненская-1, глубиной 5400м в Калмыкии. По итогам бурения скважины, удалость добиться сокращения продолжительности бурения на 40% и сокращения затрат на 20% от плановых показателей.
Успешный проект бурения сверхглубокой скважины с горизонтальным окончанием в Украине, после завершения процесса интенсификации, дебит скважины увеличен более чем в 20 раз.
По большему счету, мы не считаем эти результаты нашим достижением -  это наша работа, для выполнения которой нас привлекают нефтяные компании, стремящиеся получить максимальной эффективности и отдачи от подрядчика.

Ред.: Расскажите, пожалуйста, о вашей работе с ЛУКОЙЛом (и «ЛУКОЙЛ Оверсиз»): в частности, про вашу работу в Коми, Узбекистане, Казахстане и других регионах.
Д.Т.: С НК «ЛУКОЙЛ» у нас сложились долгие, партнерские отношения. Как в головном предприятии, так и в регионах ЛУКОЙЛА, работают профессиональные инженеры буровики. Компания активно применяет новые технологии, одними из первых опробовали систему бурения «на депрессии», работают с применением колтюбинговых (шлангокабельных) установок, активно применяют современные методы интенсификации добычи нефти и т.д..
Наиболее тесно с НК «ЛУКОЙЛ» мы работаем в среднеазиатском регионе (Узбекистан), где оказываем услуги по управлению и контролю за строительством и расконсервацией скважин. Работы производятся в экстремальных условиях. На проектах задействованы сервисные компании из разных стран мира. Несмотря на многочисленные проблемы связанные с квалификацией, снабжением сервисеров, сложными горно-геологическими условиями нам удается выполнять поставленную задачу.
В акватории Каспия мы также оказывали супервайзинг для совместного российско-казахского проекта на строительство морской скважины. Для головной компании ЛУКОЙЛ нами выполнена работа по экспертизе проектно-сметной документации для Западной Сибири.
Кроме того, для компании «ЛУКОЙЛ-Коми» Интегрой выполняется ряд подрядных работ по строительству скважин «под ключ». Надеемся, что в скором времени ЛУКОЙЛ сможет оценить нашу работу  в других регионах и сферах бизнеса.