«    2015    »
январь
февраль
март
апрель
май
июнь
июль
август
сентябрь
октябрь
ноябрь
декабрь




14 июня 2007

5 слагаемых успеха "Интегры

Как за два года с нуля построить компанию стоимостью $3 млрд. 13% акций Феликсу Любашевскому хватает, чтобы контролировать компанию.$75 млн - такой чистый убыток, по оценке Альфа-банка, получила «Интегра» в 2006 г. 20% - большей доли в портфеле заказов «Интегры» не занимает ни одна нефтекомпания.Восходящая звезда - аналитики Альфа-банка не жалеют эпитетов для «Интегры», компании, которую построил бывший исполнительный вице-президент ТНК-BP Феликс Любашевский. Собирать и «упаковывать» активы в «Интегру» он начал немногим более двух лет назад, а сегодня компания торгуется (через глобальные депозитарные расписки, GDR) на Лондонской фондовой бирже, ее рыночная капитализация составляет около $3 млрд. Инвесторы, купившие бумаги «Интегры» в ходе IPO в феврале, сейчас могут продать их на 22% дороже. Те же, кто поверил в компанию еще раньше и приобрел акции в ходе частных размещений год-два назад, 4 мая продали 7% акций вовсе с прибылью 100–400%. Сам Любашевский, который в течение двух лет потратил $530 млн на покупку 23 нефтесервисных предприятий (геофизика, производство бурового оборудования, цементирование скважин и т. п.), решительно расходуя как заемные, так и акционерные деньги, продавать собственные 13% не торопится. Он полагает, что акции «Интегры» еще вырастут. Откуда такая уверенность у президента компании, едва рассчитавшейся с основными долгами и показавшей в 2006 г. чистый убыток в размере $75 млн? ПРИЯТНАЯ МИГРЕНЬ Среди инвесторов, поверивших в «Интегру» на ранней стадии проекта, - «Тройка Диалог». Управляющий активами инвесткомпании Олег Ларичев рассказывает, что «Тройка» активно участвовала в облигационных займах «Интегры» (общая сумма займов - около $190 млн) и купила акции компании еще до IPO. Привлекательно, по словам Ларичева, выглядели перспективы увеличения объема услуг «Интегры» и существенный рост цен на них. Управляющий активами, впрочем, отказывается сообщить, была ли «Тройка» в числе тех, кто продал бумаги в начале мая, или она продолжает их держать. А вот один из крупнейших портфельных инвесторов в российские активы, фонд Prosperity Capital Management, не стал участвовать и в IPO компании Любашевского. «Нам показалось дороговато», - объясняет директор фонда Иван Мазалов. Его тоже можно понять: «Интегра» стала первой российской сервисной компанией (если не считать работающей в России, но зарегистрированной за рубежом C.A.T. oil), вышедшей на биржу, да еще и после нескольких не совсем удачных российских размещений в Лондоне. Сегодня Мазалов, возможно, жалеет. Прими он участие в IPO «Интегры», Любашевскому было бы еще труднее провести аллокацию, то есть распределение GDR между инвесторами, подавшими заявки на бумаги молодой нефтесервисной компании. Переподписка на GDR «Интегры» и без того зашкаливала: акций нового выпуска размещалось на $500 млн, а инвесторы принесли почти $8 млрд. Работать приходилось в условиях стресса, вспоминает Феликс Любашевский о февральском IPO - с весьма, впрочем, довольным видом. Еще бы: компания разместилась по верхней планке коридора, который составлял $13,75–16,75 за одну GDR. «Это была такая головная боль! - рассказывает Любашевский о своей работе в ту ночь, после которой предстояло объявить состав акционеров и цену размещения. - При такой переподписке тебе все звонят и все считают тебя своим другом в этот момент - и русские, и иностранцы, и все говорят: “Ну ты уж нас не забудь при аллокации”». Выбирая, кому дать возможность приобрести бумаги и в каком количестве, Любашевский и организаторы размещения из Morgan Stanley и «Ренессанс Капитала» исходили из двух принципов: кто раньше пришел и дал большую заявку и кого посчитали важным с точки зрения его величины. «Мы очень внимательно смотрели на русских акционеров, полагая, что чем больше будет акционерная база в России, тем лучше для компании», - говорит президент «Интегры». Кстати, в планах компании значится еще и выпуск в будущем российских депозитарных расписок. Цели первичного размещения были достигнуты. За 21% своих акций (еще 7% в ходе IPO продали акционеры, не связанные с менеджментом компании) «Интегра» получила деньги на погашение долгов, и у нее еще осталось на развитие. «Плюс мы дали ликвидность тем инвесторам, которые были у компании до IPO», - отмечает Любашевский. В начале мая, как уже сказано, некоторые из них продали бумаги, окупив свои вложения в 2–5 раз. Предугадав ажиотажный спрос, Любашевский мог бы в принципе попробовать выручить те же деньги и за меньший пакет, установив на акции большую цену. Однако источник, близкий к организаторам размещения, рассказывает, что оценки ценового диапазона (а значит, и спроса) были основаны на значительном количестве допущений: «Оценить быстрорастущие компании всегда сложно. А “Интегра” очень быстро развивалась. Когда большой уровень переподписки, возникает вопрос, оставить ли ценовой диапазон или его повысить. Но при повышении цены всегда есть риск: какая будет динамика после размещения?» Любашевский, со своей стороны, напоминает: главное, что интересует инвестора, - потенциал роста бумаги. «Если бы акционеры, владеющие 90% акций, захотели на 10% “откэшиться”, то, скорее всего, потенциал роста этих акций оказался бы примерно равен нулю», - рассуждает крупнейший акционер «Интегры». Желания переподписываться на бумаги, которые после IPO не вырастут, а может быть, даже упадут, и тем самым кого-то облагодетельствовать от разумных инвесторов ожидать трудно. Лучше уж «зацепить» как можно большее количество инвесторов и дать им возможность заработать на этой бумаге. «Это инвесторами всегда приветствуется, и они всегда в дальнейшем будут тебя поддерживать», - делится опытом Любашевский. В первый день торгов после размещения стоимость акций «Интегры» выросла на 17%. ОТКУДА ЧТО ВЗЯЛОСЬ После IPO Феликс Любашевский остался крупнейшим акционером «Интегры», хотя его доля и была размыта до 13%. В руках остального менеджмента компании (порядка 70 человек) - около 18%, членам совета директоров, по словам Любашевского, принадлежит еще около 7% акций. Из них 6,3% владеет председатель совета, один из отцов-основателей компании Джон Фицгиббонс, глава американского инвестфонда Brookline Partners и бывший советник Анатолия Чубайса в российском правительстве. Во второй половине 1990-х Фицгиббонс возглавил созданную при его участии Khanty Mansiysk Oil Corporation (KMOC). Она получила лицензии на девять нефтяных месторождений в Ханты-Мансийском округе. В 2003 г. акционеры KMOC, крупнейшим из которых к тому моменту стала Shell, продали компанию американской Marathon Oil за $278 млн. Два года назад Любашевскому принадлежало 34,8% акций «Интегры». Формально компания была создана в марте 2004 г., незадолго до того, как Любашевский и Фицгиббонс познакомились, но до января 2005 г., пока ее не возглавил сам бывший топ-менеджер ТНК-BP, «Интегра» существовала скорее в качестве идеи. Фицгиббонса весной 2004 г. интересовала консультация по российскому рынку сервисных услуг. «У меня были такие же идеи, связанные с консолидацией рынка и созданием сервисной компании. Мы в итоге договорились, что будем делать это вместе», - вспоминает Любашевский. В результате у менеджеров, включая его самого, оказалось 50% компании, остальное было распределено между инвесторами, давшими деньги на реализацию проекта.Выбранный способ финансирования - за счет западного и российского акционерного капитала в комбинации с долговыми инструментами и дальнейшими продажами долей -  был практически оптимальным. В отличие, например, от буровой компании «Евразия», которая выросла из « ЛУКОЙЛ-Бурения» и так и продолжила развивать только одно направление услуг для нефтяников, «Интегра» создавалась с нуля из разношерстных активов в различных сферах сервиса. «Мы считаем, что основная ценность - в движении к консолидации рынка и инвестиции в создание компании. Поэтому в общем-то [скупая активы] мы никогда не стояли за ценой», - рассказывает глава «Интегры». При разнице в оценке предприятия между продавцом и покупателем в 3–5%, по словам Любашевского, он не торговался. Важнее было быстро собрать компанию с полной линейкой нефтесервиса и внушительными долями в разных сегментах этого рынка. Реализовать замысел вполне удалось: сейчас «Интегра» контролирует 2,3% рынка бурения и обустройства скважин, 15,9% услуг геофизики и сейсмики, а в производстве бурового оборудования - вовсе 67,8%. Инвесторов такие цифры не могли не впечатлить. Поскольку скупалось практически все подряд, что только могло иметь отношение к нефтесервису, активы «Интегре» достались в первобытном состоянии. Cамым сложным при подготовке IPO, по словам Феликса Любашевского, было составление отчетности по международным стандартам: «Они по русским-то стандартам не очень понимали, что это такое. Работали по принципу “есть деньги на счету - нет денег на счету”. Отчетность, финансовое планирование, бизнес-планирование - для них это были слова из какого-то бразильского сериала». Приходилось менять финансовых директоров и бухгалтеров дочерних предприятий. В ноябре прошлого года совет директоров «Интегры» пришел к выводу, что готовить отчетность получается и в дальнейшем уже ничто не помешает «Интегре» поддерживать стандарты и ответственность публичной компании. ЖИЗНЬ ПОСЛЕ IPO «Бывает, что если ты продаешь компанию, то IPO - это конец. Для нас - только начало, - говорит Любашевский. - Я хочу, чтобы эффективность деятельности компании была такова, чтобы наши акции продавали последними, как 30-летние казначейские облигации США». Для этого, по его словам, компания сейчас должна расти быстрее и без того быстро растущего рынка. По оценкам международной консультационной компании Douglas Westwood, сейчас объем рынка нефтесервиса (без учета производства оборудования) составляет $11,4 млрд, а к концу 2011 г. превысит $22 млрд. «Интегра» хочет занять на нем 15–20% против нынешних 6–7%. По оценкам Douglas Westwood, если сейчас реальная цена бурения в Западной Сибири составляет около $400 за погонный метр, в Восточной Сибири - $2000, то в 2011 г. она будет составлять более $500 за метр в Западной Сибири и $3000 в Восточной. Основные причины роста цен и объемов работ - быстрое падение добычи на уже существующих месторождениях и необходимость осваивать новые. Сегодня в России объемы разведочного и эксплуатационного бурения составляют чуть более 10 000 км, в 2010 г. этот показатель должен превысить 15 000 км. «Интегре» есть куда расти, но как обогнать рынок? Любашевский намерен развивать компанию как за счет приобретения новых активов, так и за счет развития того, что уже есть. В этом заключен немалый риск: не так-то просто управлять одновременно органическим развитием и интеграцией компаний, еще вчера действовавших независимо. Другой риск - невозможность планировать деятельность на длительный промежуток времени. Поскольку нефтяники, клиенты компании, планируют свои затраты на год, то и большинство контрактов заключается с ними лишь на этот достаточно короткий период. Есть проблема с ценами. В отрасли высоки инфляционные процессы: это связано с дефицитом оборудования, кадров, с ростом стоимости ГСМ и металла. Снизить риски помогает диверсификация заказов. Ни одна из нефтяных компаний не превышает в портфеле заказов «Интегры» 20%, а 30–35% в структуре заказчиков составляют средние и маленькие нефтяные компании. Помогает и практическое отсутствие конкуренции, если не считать острой борьбы за крупные проекты в Восточной Сибири и на севере Ямала. Спрос со стороны нефтяников сейчас растет намного быстрее, чем совокупные возможности подрядчиков. «До баланса еще достаточно долго, 3–4 года», - полагает Любашевский. Впрочем, наращивать объемы удается не всегда. К примеру, «Газпром нефть», по словам ее представителей, собирается снижать объемы услуг, которые «Интегра» оказывает ее «дочкам». Cпециалисты «Газпром нефти» говорят, что предприятия, входящие в «Интегру», отличаются невысокой технической оснащенностью, а сроки проведения работ нередко срываются. Любашевский, однако, утверждает, что используемые компанией российские технологии, созданные еще при Советском Союзе, вполне конкурентоспособны. По его словам, 80–90% сервисного оборудования, которое работает в России, - российское. Западные технологии в основном используются при сейсмических исследованиях и гидроразрывах пласта. Будущее, по мнению Любашевского, за гибридными технологиями, объединяющими российские и западные ноу-хау. Использование именно российских разработок - дополнительный способ избежать поглощения крупными западными компаниями. К примеру, сервисная компания «Петроальянс», которая сейчас принадлежит Schlumberger, создавалась как совместное предприятие, ее бизнес был построен на западных технологиях. В какой-то момент российская сторона перестала получать доступ к новому оборудованию. Cитуация изменилась только после продажи доли западному партнеру. Как бы то ни было, с учетом всех плюсов и минусов аналитики отрасли прогнозируют «Интегре» на ближайшие годы впечатляющий рост. Если по итогам 2006 г. специалисты Альфа-банка оценили выручку «Интегры» в $749 млн при чистом убытке $75 млн, то в 2008 г. они ожидают $1,753 млрд выручки при чистой прибыли $153 млн. Успешное размещение «Интегры» вдохновило и ее конкурентов. Осенью этого года провести IPO в Лондоне планирует буровая компания «Евразия».
Оксана Шевелькова