«    2006    »
июль
август
сентябрь
октябрь
ноябрь
декабрь




16 июня 2006

Занимать достойное место на мировом рынке

Российские производители нефтегазового оборудования ищут пути развития в соответствии с растущим, качественно и количественно, спросом со стороны добывающих компаний. Группа «Интегра» в прошлом году приобрела ряд предприятий нефтегазового машиностроения, решив создать на их основе конкурентоспособную интегрированную компанию. О стратегии ее развития, а также о проблемах и перспективах отечественного нефтегазового машиностроения «НиК» беседует с президентом ЗАО «Уралмаш-ВНИИБТ» Виталием Ткачевым.
Досье Ткачев Виталий Викторович
Родился 6 ноября 1958 года в Магадане. В 1981 году окончил Киевский государственный институт гражданской авиации, в 2002 году — РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина. 1981-92 — механик, начальник участка, главный механик Якутского управления гражданской авиации. 1998-2000 — первый вице-президент — руководитель блока маркетинга и нефтепереработки «Тюменской нефтяной компании». 2000-02 — президент НК «ОНАКО», генеральный директор ОАО «Оренбургнефть». 2003-05 — председатель совета директоров ОАО «Илецк-соль». 2005 — вице-президент по машиностроению «Интегра Менеджмент». С октября 2005 года — президент ЗАО «Уралмаш-ВНИИБТ». Член Российско-Арабского делового совета и член Совета Союза производителей нефтегазового оборудования.
«НиК»: Виталий Викторович, какие предприятия объединяет сегодня группа «Уралмаш-ВНИИБТ»?
— В сентябре прошлого года компания «Интегра» купила «Уралмаш-Буровое оборудование» — отечественного лидера в производстве буровых установок. Затем в состав компании вошел Всероссийский институт буровой техники (ВНИИБТ) с опытными производствами, «Павловский машзавод» в Пермской области и Котовский опытный завод под Волгоградом. На базе этих предприятий и была сформирована группа «Уралмаш-ВНИИБТ». Рассматривается приобретение и других машиностроительных активов, как производственных, так и инжиниринговых.
«НиК»: Какую цель ставит «Интегра», расширяя блок машиностроения?
— Мы стремимся создать отечественный машиностроительный комплекс, который отвечал бы растущим потребностям нефтяников и газовиков. Тенденция, с которой нужно считаться, — глобализация нефтегазового машиностроения. Во всем мире активно происходят процессы слияния и укрупнения машиностроительных компаний. Практика показывает, что мелкие компании находятся в невыгодных конкурентных условиях и в одиночку вряд ли выживут. Напротив, компании со значительными активами, оборотами и современной управленческой командой востребованы рынком и конкурентоспособны в нынешних условиях.
Соответствие перечисленным требованиям, на мой взгляд, необходимое условие конкурентоспособности российского нефтегазового машиностроения, поэтому создание группы «Уралмаш-ВНИИБТ» — своевременное событие. Такая консолидированная структура с единой технологической цепочкой управление-инжиниринг-производство-сбыт-сервис может предложить заказчикам выполнение любых работ «под ключ» — от разработки оборудования до сервиса и поставок запасных частей.
Соответственно, наша главная стратегическая цель — повышение эффективности совместной работы предприятий в рамках «Уралмаш-ВНИИБТ», превращение группы в одного из лидеров нефтегазового машиностроения. Мы хотим не просто выживать, а занимать достойное место на рынке нефтегазового машиностроения, конкурируя на равных с известными зарубежными фирмами.
«НиК»: Назовите наиболее сложные проблемы, которые Вам пришлось решать при создании группы «Уралмаш-ВНИИБТ»?
— На первое место я бы поставил дефицит кадров. Это проблема практически всех российских машиностроительных предприятий, и здесь группа «Уралмаш-ВНИИБТ» не является исключением. Очень важной является проблема модернизации производственных мощностей. Износ оборудования на вошедших в группу заводах достигает 70%. Мы эту проблему решаем, инвестируя значительные средства в развитие предприятий, в приобретение современного оборудования. Еще одна серьезная проблема связана со смежниками: нам необходимо сокращать их количество.
«НиК»: Почему перед вами так остро стоит вопрос сокращения числа смежников?
— Буровая установка — сложное изделие, в состав которого входит большое количество различного оборудования. В советское время «Уралмаш» самостоятельно собирал буровые установки от винтика до вышки. В 90-е годы машиностроительный гигант разделился на части и стало расти число смежников, которых сегодня у нас 420. Это самые разные предприятия, не все из них отвечают требуемому нами уровню. А их недоработки, естественно, сказываются на качестве конечной продукции. Поэтому мы стремимся перейти на самостоятельное изготовление буровых установок, чтобы к 2007 году большую часть комплектующих производить на предприятиях группы «Уралмаш-ВНИИБТ». В частности, мы подключаем к изготовлению бурового оборудования Тюменский судостроительный завод. Будем задействовать и другие предприятия, которые планируем приобрести.
«НиК»: Это касается и комплектующих иностранного производства?
— Есть ряд вопросов, которые в советское время были упущены отечественной промышленностью. Например, наши заказчики часто просят установить на буровые установки импортное электрооборудование. К сожалению, аналогичная ситуация сложилась с насосами высокого давления и верхним приводом, которые составляют значительную часть стоимости буровой установки. Мы планомерно решаем вопросы создания импортозамещающего оборудования на своих предприятиях. «Уралмаш» работает над верхним приводом — он практически готов: будем испытывать и запускать в производство. Создан и уже прошел заводские испытания буровой насос высокого давления УНБТ-1600. Естественно, мы не планируем делать все только своими силами, мы будем оснащать свои установки теми западными комплектующими, технический уровень которых пока значительно превышает уровень отечественных разработок. В основном это касается оборудования для очистки бурового раствора.
«НиК»: Что побудило бывших нефтяников покупать проблемные машиностроительные активы, которые находятся, мягко говоря, не в очень хорошем состоянии?
— Действительно, ядро группы «Уралмаш-ВНИИБТ» составляют руководители и специалисты, работавшие в нефтегазовых компаниях. В частности, я руководил объединением «Оренбургнефть», был первым вице-президентом ТНК, сейчас со мной трудятся бывшие сотрудники «Газпрома», «ЮКОСа» и других компаний.
В течение ряда лет для заводов мы все выступали в роли заказчиков оборудования, и кому как не нам известны преимущества и недостатки российской продукции, ее сильные и слабые стороны. Сегодня роли поменялись, мы занялись нефтегазовым машиностроением и хорошо представляем, в каком направлении необходимо развивать предприятия, чтобы соответствовать новым требованиям рынка. Наш приход в нефтегазовое машиностроение, которое находится, как вы заметили, в сложном положении, был вполне осознанным.
Капитализация нефтяных и газовых компаний зависит от прироста запасов, поэтому они начинают наращивать разведочное бурение. Кроме того, резервы быстрого роста за счет работы со старым фондом скважин в России исчерпаны, поэтому растут объемы эксплуатационного бурения и увеличиваются закупки бурового оборудования.
Между тем парк буровых станков в России изношен на 70%, в течение ближайших лет предстоит массовая замена оборудования во многих нефтяных компаниях. Уже сегодня спрос на буровые установки опережает предложение примерно на 40%. К нам постоянно поступают заказы, предложения участвовать в тендерах. В ближайшие годы спрос на буровое оборудование в России неизбежно будет возрастать (как и его цена), поэтому наши предприятия имеют значительный потенциал роста. Мы должны использовать благоприятную ситуацию на рынке, чтобы занять на нем место, достойное «Уралмаша», а этот славный завод в свое время выпускал ежегодно более 200 буровых установок.
Чтобы соответствовать требованиям рынка, нам нужно выстраивать свою продуктовую линейку, улучшать дизайн буровых установок и наращивать их производство. Процесс уже запущен. Прошло меньше года, как наша команда пришла на «Уралмаш-Буровое оборудование», а мы уже инвестировали $20 млн в модернизацию и приобретение новых современных станков. Если в прошлом году предприятие выпустило только четыре буровые установки, то в нынешнем изготовит уже девять, а в ближайшие 3 года объем производства увеличится до 40-60 установок.
Недавно мы выиграли тендер «Роснефти» на изготовление 5 тяжелых буровых установок грузоподъемностью 270 тонн для работы на Ванкоре. К концу года выпустим первый совершенно новый буровой станок, который в России еще никто не делал. Это будет тяжелый станок, нового дизайна, выполненный с учетом новых требований.
«НиК»: Какую долю российского рынка бурового оборудования занимает группа «Уралмаш-ВНИИБТ»? Кто ваши конкуренты?
— Если говорить о тяжелых буровых установках, то сейчас наша доля в России — 95%. Среди отечественных предприятий в производстве установок грузоподъемностью 400-500 тонн конкурентов нам пока не видно — дизайн, инжиниринг этой техники принадлежат «Уралмашу». Но на рынке мы не являемся монополистами. Ведь в тендерах на поставку буровых установок, проводимых российскими нефтяными компаниями, регулярно участвует до десятка компаний-производителей со всего мира.
Если говорить в целом по рынку буровых установок, конкуренция острая, но она только стимулирует нас к развитию. Среди российских предприятий нашими конкурентами являются Кунгурский машиностроительный завод, Волгоградский завод буровой техники и ряд других предприятий. Из зарубежных компаний на российском рынке, как и в других отраслях промышленности, основной конкурент — Китай.
Правда, здесь надо оговориться. По дизайну установок, по сборке, да и вообще по качеству Китай нам не конкурент — наше оборудование лучше, но по цене… Китайский рабочий получает 57 центов в час, машиностроительные предприятия Китая на 40% дотируются государством. А группа «Уралмаш-ВНИИБТ» все создает на собственные деньги, кредитов у государства не берет, и работать себе в убыток мы тоже не можем.
Тем не менее есть тендеры, где китайцы не опустились ниже той цены, которая была у нас. Цена зависит от дизайна машины, и если она «нафарширована» оборудованием на определенную сумму, то никак не может стоить дешевле. Правда, китайцы имеют преимущество — они штампуют типовые станки четырех модификаций. Как только мы выстроим свою продуктовую линейку, они этого преимущества тоже лишатся.
«НиК»: Что представляет собой продуктовая линейка группы «Уралмаш-ВНИИБТ?
— В этом году появится первая машина новой продуктовой линейки, которую мы готовим для Ванкора. Среди предлагаемых нефтяникам модификаций будут специальные установки северного исполнения, которые не делают на Западе. Например, для Ямала, где глубина бурения меньше, установки должны иметь больше защиты как для оборудования, так и для людей.
По буровому инструменту ассортимент выпускаемой нами продукции слишком широк, поэтому от некоторой ее части мы откажемся, чтобы акцентировать внимание на доработке того, что востребовано на рынке, — винтовых забойных двигателей и турбобуров.
Подготовка продуктовой линейки — достаточно кропотливый процесс. Приходится обсуждать с заказчиком, на каком именно месторождении какую буровую установку он хочет видеть. Но нам гораздо проще, чем другим производителям, взаимодействовать с нефтяниками — совсем недавно мы выступали в роли заказчика и хорошо понимаем их потребности.
«НиК»: Каковы перспективы поставок российского бурового оборудования на внешний рынок?
— Буровые установки марки «Уралмаш» в советское время успешно поставлялись на рынки стран Ближнего Востока и Северной Африки, в арабских странах на этом оборудовании работало много буровых компаний из СССР. Уход наших нефтесервисных компаний из этих стран неизбежно привел к обвальному снижению экспорта бурового оборудования.
Тем не менее в прошлом году мы завершили поставку четырех тяжелых буровых установок для «Сирийской нефтяной компании», а в этом году группа «Уралмаш-ВНИИБТ» будет участвовать в тендере по поставкам в Сирию уже семи подобных установок.
«НиК»: Как вы оцениваете перспективы отечественного нефтегазового машиностроения после вступления России в ВТО?
— Чтобы на равных конкурировать с крупными иностранными компаниями, необходимо обладать значительным финансовым, научно-техническим, производственным, кадровым потенциалом, опытом практической работы на мировом рынке. Здесь хорошо проявляются преимущества крупных и сильных компаний.
Вопреки сложившемуся у ряда экспертов мнению, я не считаю, что вступление в ВТО ухудшит условия работы российского нефтегазового машиностроения. Уровень ввозных таможенных пошлин на нефтегазовое оборудование и так очень низок, и их отмена ничего не изменит. Что же касается возможной отмены 70%-й доли российского участия в подрядных работах по СРП, то эта норма и сейчас не выполняется, и есть масса способов ее обойти.
Решение проблемы, на мой взгляд, не в запретах, не в заградительных мерах — этот путь не очень перспективный. Необходимо стимулировать нефтяников и газовиков обновлять основные фонды, вкладывать средства в закупку нового нефтегазового оборудования.
«НиК»: В заключение вопрос, которого не избежать при обсуждении проблем машиностроительного комплекса. Нуждается ли группа «Уралмаш-ВНИИБТ» в государственной поддержке?
— Мы работаем на самый доходный сектор российской экономики — нефтегазовый комплекс. Будет неправильно, если государство начнет напрямую финансировать из бюджета производство нефтегазового оборудования. Задача государства в том, чтобы создать предпосылки для расширения спроса на отечественное оборудование.
Необходимо активнее внедрять опыт Тюменской области. Когда Сергей Собянин был губернатором, он ввел систему, при которой нефтяники получали преференции, если заказывали оборудование на местных заводах. И не случайно по итогам 2005 года рост производства нефтегазового оборудования в Тюменской области превысил 30%.
Известен опыт Норвегии, где благодаря заказам нефтяных компаний и государственной поддержке был создан мощный машиностроительный комплекс, обеспечивающий отрасль современным оборудованием. Есть успешный опыт и в странах СНГ. В частности, поскольку «Уралмаш» сотрудничает с Петропавловским заводом тяжелого машиностроения по созданию мобильной буровой установки, хочу отметить отношение правительства Казахстана к развитию производства нефтегазового оборудования. Ежегодный рост объема продукции машиностроения в этой стране составляет более 50%, что в 3,5 раза превышает рост ВВП Казахстана. В республике утверждена «Программа по освоению выпуска новых видов нефтегазового оборудования на заводах Республики Казахстан и созданию собственного машиностроительного потенциала», расширяются закупки компанией «КазМунайГаз» оборудования для нефтедобычи на казахстанских предприятиях.
В новых экономических условиях в России неизбежно будет повышаться роль отраслевых ассоциаций. Наша компания сотрудничает с Союзом производителей нефтегазового оборудования и Ассоциацией буровых подрядчиков, которые способствуют формированию цивилизованных правил на российском рынке и доводят консолидированную позицию отраслевого сообщества до органов государственной власти.